UCOZ Реклама
Мешалка для хлебопечки lg купить.

Главная | Документы

-01- — скан стр.
01 — сноска
РЕЦЕНЗИЯ

на рукопись тов. ШУМИЛИНА Александра Ильича

-01- Представленная на рецензию рукопись включает в себя отдельные части (части 1-8 и часть 16), каждая из которых имеет собственную нумерацию страниц. Части 1-8 охватывают период от начала Великой Отечественной войны до конца 1941 года и затрагивают в основном события, которые разворачивались под Москвой. Часть 16 относится к июлю-августу 1942 года. Общий объем рукописи, учитывая, что текст отпечатан через 1,5 интервала и что каждая строка насчитывает от 65 до 70 знаков, составляет примерно 20 печатных листов.
Знакомство с рукописью позволяет сделать вывод о том, что автору есть о чем рассказать читателям. В начальный период Великой Отечественной войны он командовал вначале взводом, а затем ротой. Вместе со своими подчиненными он познал и горечь отступления, и радость первых побед в ходе наступления советских войск под Москвой в декабре 1941 года.
Подкупает искренность, красочность отдельных зарисовок, касающихся солдатских будней, трудных, изнурительных маршей, тех невзгод, которые выпали на долю красноармейцев и командиров в начальный период войны. Все это, несомненно, является достоинством рукописи, говорит о том, что автор в определенной мере владеет пером.
Наряду с этим рукопись содержит ряд серьезных недостатков, которые резко снижают ее идейную направленность, а следовательно ценность с точки зрения воспитания подрастающего поко- -02- ления на славных боевых традициях советских Вооруженных Сил, на примерах массового героизма воинов, который проявлялся и в первые, самые трудные месяцы Великой Отечественной войны.
Это, прежде всего, относится к оценке автором роли и места вышестоящего командования, начиная от командира батальона и кончая командиром дивизии. Нет о них в рукописи ни единого доброго слова. Напротив, на протяжении всего повествования красной нитью проводится мысль о том, что старшие начальники думали только о спасении собственной жизни, стремились урвать что-то лично для себя за счет тех, кто по долгу службы находился в окопах. Примерно также высказывается автор и о политруках, в том числе и о политруке роты, которой он командовал.
Обратимся к конкретным фактам, к кратким выдержкам из рукописи.
«Какие могут быть сомнения у командира полка, если он от бомбежки сидит за десяток километров», - читаем мы на стр.18 части 5. «А начальству что? Солдаты гибнут, ему ничего» (ч.5, стр.28). «Штабные, тыловики и командный состав полка были одеты полностью... Нам, офицерам рот, выдали что после них осталось» (ч.5, стр.35). «Полковые сидят в натопленных избах, им не понятно, что солдаты мерзнут. Каждому свое!.. Их бы на недельку сюда, чтобы зады поотморозили» (ч.5, стр.39). «Всем было наплевать, что... будет с солдатами» (ч.5, стр.39). «...полковые... знали толк в еде! Они брали открыто сколько душа хотела.» (ч.5, стр.41). «От сытых и довольных своей жизнью полковых начальников и до вшивых и мордастых тыловиков все кормились за счет солдат-окопников...» (ч.5, стр.42). «В этой дивизии с лейтенантами не чикаются! Чуть, что - отдают под суд... Нет ни одной роты, чтобы не было су- -03- димых офицеров. А генералу, глядишь, героя за это дадут» (ч.6, стр.18). «Командир полка с ротами не пойдет... комбат тоже бережет свою шкуру, с солдатами под пулями не ходит... (ч.6, стр.21). «У комбата свои мысли, дела и заботы. Он в бою солдатами не руководит. Он их даже знать не хочет» (ч.7, стр.3). «Командиру полка не важно, кто там в ротах живой, а кто убитый» (ч.7, стр.8). «А пойдешь в наступление, все они (комбат, прим.рец.) разбегутся. Будут на тебя только по телефону орать» (ч.7, стр.14). «Мы ротой берем деревню, а генерал наш Березин считает, что это его заслуга» (ч.7, стр.34). «Командир полка доложил, что он перерезал шоссе... А сам бежал обратно за Волгу» (ч.7, стр.34). «Артиллеристы - тыловые крысы!» (ч.8, стр.19). «Роты впереди, комбаты, штабы и пушки сзади, ... чтобы уцелеть» (ч.16, стр.8). Он (политрук, прим. рец.) из боязни за свою... жизнь избегал появляться в роте. Он мог и отсидеться... Таких... возможно было много» (ч.7, стр.26).
Быть может, число приведенных примеров излишне велико, но их могло бы быть еще больше. Они свидетельствуют о том, что у автора сложилось совершенно неправильное мнение о том, будто воевали |только роты| 00 «только ротные». А это в корне не соответствует деиствительности. Достаточно вспомнить генерала Л.М.Доватора, генерала И.Д.Черняховского, других военачальников и командиров Красной Армии, которые пали на поле брани, находясь отнюдь не в составе стрелковой роты.
Далеко не все благополучно у автора в тех эпизодах, где речь идет о красноармейцах. Как следует из рукописи, бойцы Красной Армии (во всяком случае в роте, которой командовал автор и в подразделениях, с которыми он встречался) представляют собой безликую массу. Мысли солдат сосредоточены -04- главным образом на том, как увильнуть от работ по сооружению окопов, разжиться чем-либо съестным, какими-нибудь «трофеями». Создается впечатление, что такое понятие, как воинская дисциплина в роте, да и в других подразделениях, которые упомияаются в рукописи, вообще отсутствовала. И вообще автор проводит мысль, что «у солдат была... одна дорога к правде через собственную смерть» (ч.5, стр.42).
И снова обратимся к выдержкам из рукописи, которые подтверждают сказанное выше.
«Старший лейтенант привел своих сибиряков как стадо коров» (ч.5, стр. 17). «Образовался котел, из которого... задыхаясь бежала солдатская масса» (ч.2, стр.18). «Удерживать их (солдат, прим.рец.) было бесполезно. Здесь действовал закон стихии масс» (ч.2, стр.17).
Рассказывая о бое за деревню, автор говорит следующее: «Лезть под пули никому не хочется. Пробежали две-три избы, заскочили во внутрь и шарят по углам» (ч.8, стр 5.) «Мы продвигались к последнему дому... Я обернулся назад, хотел посмотреть, не отстал ли взвод Черняева... А его солдаты уже восседали на фурах и потрошили мешки» (там же). «Все эти порядочные люди были отобраны из других частей и призваны из запаса... Они не успели научиться хапать и обнаглеть» (ч.1, стр.13). « ...они (солдаты, прим.рец.) нехотя подчинились» (ч.1, стр.2). «Узнав о моем решении, солдаты высказали свое неудовлетворение» (ч.6, стр.9-10).
Порой создается впечатление, что не командир роты командовал солдатами, а они им. Автор грозит подчиненным наганом, когда они, вопреки его запрету, намерены «атаковать» спирто-водочный завод в оставленном нашими войсками городе Ржеве (ч.4, стр.11). Страницей позже командир роты сетует: «... попробуй не разреши (вновь о спиртном, прим.рец.), они ночью -05- потихоньку уйдут и напьются в три горла» (ч.4, стр.12). «Солдата нужно вести не останавливаясь, не давая ему передышки и время подумать» (ч.7, стр.30).
Прямо скажем, с неприглядных позиций характеризует все это советского солдата, перед мужеством и благородством которого преклоняется все прогрессивное человечество. Но об этих чертах бойцов автор даже не упоминает.
В ряде случаев автор допускает неточности, применяет терминологию, которая в 1941-1942 годах не существовала. Так, например, в ходе всего повествования фигурирует слово «офицер», хотя в этот период командиров и политработников Красной Армии так не называли. Неоднократно встречается слово «словяне» (орфогр.автора), которое появилось в армейском лексиконе на заключительном этапе Великой Отечественной войны.
Встречаются в рукописи преувеличения и не соответствующие действительности обобщения. «Под Вязьмой в укрепрайоне попали в окружение четыре армии Западного фронта» (ч.2, стр.3), - утверждает автор. «Я никак не предполагал, что на Западном фронте нет артиллерии» (ч.1, стр.12). И то, и другое искажение истины 01.
Случается, что автор рукописи вообще пишет о том, чего не могло быть 02. «... в открытую дверь влетел раскаленный до красна ... зажигательный снаряд», «...увидел второй снаряд, летящий в нашем направлении» (ч.6, стр.6), «Было видно, как к земле устремились черные силуэты летящих снарядов» (ч.7, стр.15), «Я видел как раскаленный снаряд пролетел над снегом дальше» (ч.З, стр.30). Конечно, снаряд мог влететь в открытую дверь, но увидеть его, как и в других перечисленных случаях, невозможно. Кроме того, совершенно ошибочно утверждение, что зажигательный снаряд - это снаряд, раскаленный до -06- красна. Суть этого вида боеприпасов совершенно в ином.
Как упоминалось в начале рецензии, автор красочно и ярко описывает отдельные эпизоды. Однако кое-где он при этом переходит разумные границы. Некоторые эпитеты, сравнения, построения фраз не отвечают элементарным литературным требованиям. Буквально на первой же странице рукописи, например, можно прочитать такую фразу: «...Люди, лошади, повозки и машины сразу не вошли в свою роль» (ч.1, стр.1). Разумеется, люди, даже с определенным допущением лошади, могут и не сразу делать то, что от них требуется. Но распространять эту мысль на повозки и автомашины совершенно неуместно. Говоря о горящем Ржеве, автор пишет: Не было слышно ни грохота, ни горного обвала» (ч.З, стр.2). Невольно возникает вопрос: какое отношение имеет горныл обвал к Ржеву, который, как известно, расположен на равнинной местности. В части 7 на стр.9 упоминается «нижняя скула», хотя, как известно, она может быть левой или правой, но отнюдь не нижней. В части 8 на стр.11 можно прочитать «...кавполк показал нам хвостатый зад», в той же части на стр.21 применено выражение «из заменителей кожи аусвайсы», хотя последние являются документами, отпечатанными на обычной бумаге.
Очень бедна рукопись именами и фамилиями. Безымянные солдаты, безымянные командиры... На протяжении трехсот с лишним страниц убористого текста названо всего около 20 фамилии, причем, как правило, без воинских звании, без инициалов, что для мемуарной литературы недопустимо. Вызывают сомнения некоторые даты, приводимые автором. Трудно поверить, что в течение стольких лет сохранилось в памяти, что то или иное событие произошло именно, например, 6 октября, а не днем позже или раньше. Здесь, видимо, нужна была ссылка на документы или -07- на какие-то другие источники типа личных записей автора, сделанных в перерыве между боями.
К сожалению, многие моменты рукописи сейчас вряд ли возможно уточнить из-за кончины автора. Вряд ли кто, кроме него, |сможет| смог бы переработать написанное, правильно расставить акценты, убрать неоправданные длинноты (в частности, в описании маршей), установить фамилии и инициалы тех, кто упоминается в повествовании. Нет сомнений и в том, что окончательная дораборка рукописи, даже после устранения перечисленных недостатков, |потребует| потребовало бы участия достаточно опытного литератора.
Быть может, после соответствующей доработки может появиться в печати какой-либо отдельный эпизод. Но ставить вопрос о публикации рукописи целиком, по мнению рецензента, не представляется возможным. Слов нет, автором проделана большая работа, но в представленном виде рукопись не отвечает требованиям, которые предъявляются к военным мемуарам. Об этом остается лишь сожалеть.


Полковник-инженер запаса

/подпись/ Ю. Галкин

19 июля 1984 г.

* * *

Главная | Документы



*00 [|Курсивом выделен зачеркнутый текст.|]


*01 [И то, и другое искажение истины – Похоже, Ю. Галкин большой знаток ВОВ, если берётся утверждать такое. Непонятно правда, кто искажает истину – Ю. Галкин или Г.К. Жуков, который в своих мемуарах (гл.12 Битва за Москву) пишет:
«... 8 октября я позвонил И.В.Сталину. ...
И.В. Сталин спросил:
— Где сейчас 19, 20-я армии и группа Болдина Западного фронта, где 24-я и 32-я армии Резервного фронта?
— В окружении западнее и северо-западнее Вязьмы, — ответил я. ...»
на счёт армий я надеюсь понятно и читаем далее
«Вероятно, трудно будет поверить, но нам приходилось устанавливать норму расхода боеприпасов 1-2 выстрела на орудие в сутки. И это, заметьте, в период наступления! ...»
Вот я и замечу! Точку нужно поставить после слова «орудие.», а под орудием подразумевать следует «тяфкалку» 45-го калибра. Тогда, это будет соответствовать реальной действительности. Читаем главу 24. Переформировка «Раньше, в реальном бою, нам при наступлении на деревню больше двух снарядов было не положено.» Что же получается? В период наступления (в 1941-1943 гг) на орудие полагалось (беру по максимуму) два снаряда, а в остальное время ноль целых и сколько десятых? Может у нас тогда, много было стволов на километр фронта, этих «пукалок»? Где были «боевые» позиции этих орудий, на передовой или в тылу и чем они занимались? Может они, двумя выстрелами, подавляли сразу все огневые точки немцев? Или лес охраняли на ближних подступах к КП полка, дивизии, корпуса, армии и фронта?
Если внимательно разобраться во всех этих вопросах, то станет ясно, где истина, и кто, и как искажает её.]


*02 [пишет о том, чего не могло быть. ... – И здесь, похоже, Ю. Галкин большой знаток, если берётся утверждать такое. Интересная постановка вопроса, если Ю. Галкин, сидя в кабинете, этого не видел, значит, такого и не могло быть?
Проблема в другом! Те, кто это видел, в большинстве случаев, не смогут об этом рассказать ни когда! Я надеюсь, пояснять причину не надо?
Можно ли увидеть летящие снаряды? Чтобы это понять, нет необходимости иметь фундаментальные знания в артиллерийской баллистике или прибегать к изучению таблиц стрельб. Для этого достаточно иметь элементарные знания на уровне средней школы и представление о траектории полёта снаряда.

На рис.1 схематично показана траектория полёта снаряда.

Если, видимое наблюдателем, угловое перемещение снаряда разделить на время подлёта, получим угловую скорость снаряда, видимую для наблюдателя. Она будет ничтожно мала по сравнению с реальной скоростью полёта снаряда. По этому, у наблюдателя создаётся впечатление, что снаряд завис над ним. Читаем главу 10. Передовая и тыл «В такой момент не успеешь глазом моргнуть, а он уже здесь, над тобой навис.»
Можно разобрать и другие случаи. Конечно, факторов влияющих на возможность увидеть снаряды на подлёте или в других случаях много, это и острота зрения наблюдателя, и яркость фона (неба), и прозрачность воздуха, и диаметр снаряда, и угол наблюдения по отношению к траектории полёта снаряда и т.д. Надеюсь, все знают, для чего нужны трассирующие пули. А что, при стрельбе снарядами такого же назначения, нельзя увидеть, как они летят?

Вот мнения с форума http://vif2ne.ru/ - Рубрики WWII; Армия; Загадки; Артиллерия; от 30.03.05
автор – Mole Man
«... я встречал в воспоминаниях ветеранов случаи, когда они видели летящие снаряды. В журнале «Техника-молодежи» в 70-х или 80-х, как помню, один ветеран даже картину нарисовал, как на него летел снаряд, показавшийся круглым мячом. ...»
Может быть, потому что было... журнал «ТМ» 3-1980 (70 kb) скан Михаила@orc.ru
автор – Iva
«А это физически возможно. Если угловое смещение невелико, то почему бы не увидеть? Летит он пару-тройку секунд и по направленю к смотрящему. ...»
автор – Паршев
«... В книге Лобаева описывается, как надо смотреть. «Свою» пулю видел какой-то наш оператор, снимавший Дом Правительства в Грозном с нескольких сот метров. Получил касательное в голову.»
автор – Bell
«... Полно хроники (про линию Мажино), на которой отлично видно что-то немецкое крупнокалиберное в полете (уже на подлете к цели).»
автор – Mole Man
«... ветераны видели именно снаряды, летящие НА них. Угловая скорость, видно, была низкая.»

Всё до безобразия просто! Вероятно, Ю. Галкину не хватило образования и умственных способностей, чтобы разобраться в этом.
Одно могу сказать, сидя в тылу, в блиндаже, под четырьмя накатами, в пяти километрах от передовой, увидеть снаряды в перечисленных случаях, Ю. Галкину было невозможно! С этим, я полностью с ним согласен. Он этого не видел, потому и заявляет, — «этого не могло быть!».
— Я фронтовик! Полковник! Всю войну прошёл и этого никогда не видел! — брызжет слюной Ю. Галкин
— На войне было много всего, чего не видели, тыловые крысы! — отвечаю я.]


Copyright ©2005, Н.Шумилин
Все права защищены.
Copyright ©2005, N. Shumilin, All Rights Reserved Worldwide

http://nik-shumilin.narod.ru



Книга о войне «Ванька ротный», написанная участником Ржевской битвы А.Шумилиным рассказывает о боях РККА под началом Жукова под Ржевом, Белым с германским вермахтом Гитлера, 9-й армией под командованием Моделя.
Используются технологии uCoz